Главная | Готовая речь обвинения как в судебном заседании пример

Готовая речь обвинения как в судебном заседании пример

В речи необходимо использовать сведения, полученные из допросов самого подсудимого, свидетелей, лиц, работавших вместе с подсудимым. Неправы те государственные обвинители, которые, исходя лишь из тяжести содеянного подсудимым, не считают нужным останавливаться на положительных сторонах характеристики подсудимого, если они были выявлены в ходе судебного разбирательства.

Отрицательно характеризующие данные не могут ни при каких обстоятельствах служить доказательством виновности подсудимого. Эти данные могут помочь прокурору раскрыть мотивы совершенного преступления и сформулировать предложения о мере наказания. Кони в речи по делу Емельянова дает последнему такую характеристику: Недостатком в деятельности некоторых прокуроров относительно возмещения материального ущерба является то, что они, участвуя в судебном разбирательстве, не всегда поддерживают заявленные гражданские иски и не заявляют исков тогда, когда они не заявлены заинтересованными организациями или лицами.

При доказанности оснований и размера гражданского иска прокурор обязан поддержать его. Поддерживая гражданский иск, прокурор обосновывает его. По групповым делам он должен указать суду, с кого из подсудимых и какая сумма подлежит взысканию.

В тех случаях, когда в деле принимает участие гражданский истец, поддержание гражданского иска возлагается на него. Однако и в этом случае прокурор не освобождается от обязанности высказать свое мнение об иске. Неправильно поступают те суды, которые при вынесении приговоров принимают решение об уничтожении документов, поддельных денежных знаков, облигаций, являющихся основными доказательствами по делу.

Документы остаются при деле в течение всего срока хранения последнего.

Последнее слово подсудимого — его значение, что можно и нельзя говорить

Аналогичные требования относятся также к случаям, когда к делу приобщены пистолеты, ножи, кастеты, если подсудимый осужден за преступление, связанное с изготовлением или хранением их как огнестрельного или холодного оружия.

Особое внимание требуется от прокурора, когда речь идет о применении такого наказания, как смертная казнь. Предлагая суду вынесение исключительной меры наказания, например, за убийство при отягчающих обстоятельствах по ст. Без них не было бы вообще этого состава преступления. Необходимо привести такие мотивы, сослаться на такие обстоятельства, которые бы убеждали суд в целесообразности применения к подсудимому именно этой, а не иной меры наказания. Смертная казнь может назначаться лишь тогда, когда это обусловлено особыми обстоятельствами, отягчающими ответственность, и исключительной опасностью для общества лица, совершившего преступление.

Обвинитель высказывает свою точку зрения и по вопросу применения к подсудимому дополнительных мер наказания.

Удивительно, но факт! Правда, не сами заседания, а их постановочные инсценировки — чтобы не утомлять зрителя сложными юридическими подробностями и трудным для непривычного уха юридическим языком.

Прокурорам следует иметь в виду, что если закон, по которому осуждается виновный, предусматривает обязательное назначение дополнительного наказания, то неприменение его может иметь место лишь при наличии условий, предусмотренных ст.

При этом обязательно указываются мотивы такого смягчения. Говоря о применении к осужденному меры наказания в виде лишения свободы, прокурор высказывает свои соображения относительно вида колонии. Указанные элементы речи могут быть, а не обязательно должны являться составной частью речи.

Удивительно, но факт! В акте о пожаре и заключении о пожаре указано, что причиной пожара является поджог с целью сокрытия следов преступления.

Реплика может содержать замечания по всему выступлению защитника или по какой-то его части. Последнее на практике встречается чаще. Реплика — важный, но не обязательный элемент выступления обвинителя в судебном процессе. С репликой следует выступать в тех редких случаях, когда в речи защитника или подсудимого явно искажаются обстоятельства дела, когда молчание обвинителя может нанести урон делу обвинения, привести к неправильному разрешению дела по существу.

В реплике не должно быть повторения основной обвинительной речи. Она должна быть конкретна и доказательна. Особенности речи прокурора при отказе от обвинения. Отказ прокурора от обвинения может последовать только тогда, когда полностью исследованы все доказательства по делу, когда окончено судебное следствие.

Если в результате судебного разбирательства прокурор придет к убеждению, что данные судебного следствия не подтверждают предъявленного подсудимому обвинения, многие авторы обязательно предлагают прокурору сначала заявить ходатайство о направлении дела на доследование либо о возобновлении судебного следствия для восполнения пробелов предварительного следствия.

При отклонении судом ходатайства прокурор в судебных прениях, еще раз оценив имеющиеся доказательства, должен четко сформулировать свое решение: Прокурор отказывается от обвинения, если: Прокурор формулирует, обосновывает и аргументирует такой отказ в судебных прениях.

Это — самостоятельный вид речи прокурора в суде первой инстанции.

Удивительно, но факт! Неизбежное можно признать и найти возможность его объяснения с выгодных для вас позиций.

Представляется, что при отказе от обвинения прокурор должен начать свою речь с объяснения требований ч. Затем следует перейти к краткому изложению обвинения и доказательств, которыми оно подтверждалось на предварительном следствии. Важно, чтобы речь была хорошо организована логически, так как если отсутствует логичность речи, то будет сложно воспринимать содержание речи, следить за ходом рассуждения оратора.

Главная часть судебной речи представляет собою совокупность отдельных микротем, связанных по смыслу. Из этой характеристики должно быть понятно, почему обвинитель по преступлению, совершенному группой лиц, потребовал данному подсудимому более строгое наказание, чем другим участникам преступления по тому же делу.

При рассмотрении уголовного дела необходимо также учитывать положительные стороны подсудимого. Шемберг с самого начала видел, как Миронов разбил стекло и ворвался в проходную. В этой ситуации Шемберг для реализации своей угрозы должен был последовать навстречу Миронову и произвести в него выстрел. Как же на самом деле поступил Шемберг после того, как Миронов оказался сначала в проходной, а затем и на внутренней территории подстанции?

Вместо того чтобы двигаться к Миронову и претворить свой замысел в реальность, Шемберг поступает с точностью до наоборот.

Он убегает от Миронова в противоположную сторону, в пути следования открывает кнопкой на столбе ворота и через открывшийся проем выходит на внешнюю сторону забора. По его словам, он таким образом избежал столкновения с Мироновым и об использовании оружия в тот момент даже не думал. На территории подстанции Шемберг вновь оказался только после того, как охранники стали выводить Миронова из помещения проходной.

В связи с тем что через разбитое стекло доступ в проходную стал свободным, Шемберг избрал для себя тактику не отходить далеко от ворот с тем, чтобы при очередном проникновении Миронова в проходную он имел бы возможность скрыться от него через проем в воротах.

Обсуждение

Опасения Шемберга относительно дальнейших противоправных действий Миронова были не беспочвенными. К тому времени Шемберг трижды звонил в дежурную часть милиции, сообщая об этом происшествии и требуя помощи, однако наряд милиции прибыл уже слишком поздно. Охранники Стахурский, Петраков, Магамедов и Замалдинов действовали пассивно и несогласованно по пресечению противоправного поведения Миронова: Для меня бесспорным остается одно: Шемберг уступал Миронову в физическом развитии и поэтому испытывал страх перед возможным поединком.

В течение не менее 30 минут Шембергу удавалось избегать непосредственного единоборства с Мироновым; однако судьба распорядилась по-другому, и сохранить эту тактику до благополучного завершения ситуации Шемберг не смог по не зависящим от него причинам. После того, как охранники выдворили Миронова из проходной, Миронов решил выместить свою злобу на автомобиле Шемберга. С этой целью он стал наносить по салону машины удары ногами, а кулаками - по заднему стеклу, пытаясь его разбить.

Удивительно, но факт! Однако Артемьев делает свой выбор и сознается в убийстве мужчины из й квартиры.

От этих действий Миронова на автомобиле остались две вмятины: Дальнейшие действия Миронова в отношении ни в чем не повинного автомобиля вновь пресекли охранники Стахурский, Магамедов и Петраков, которые оттащили Миронова в сторону машины, на которой тот приехал к подстанции.

При этом, как и прежде, охранники успокаивали Миронова, уговаривали его уехать домой. Миронов, по показаниям Стахурского, Магамедова и Петракова, в очередной раз согласился с ними, сказал, что поедет домой, а свои отношения с Шембергом намеревался выяснить в другое время и в другом месте. Охранники поверили Миронову и вновь предоставили ему свободу действий. По их словам, Миронов самостоятельно шел к машине, и его в этот момент никто не удерживал.

Однако такое спокойствие оказалось недолгим, не более одной-двух минут. По словам очевидцев, Миронов неожиданно для них резко развернулся в сторону Шемберга, который в тот момент стоял на площадке перед въездными воротами на их внешней стороне на расстоянии м от Миронова, который сначала быстрым шагом, а затем бегом устремился к нему с нецензурной бранью и угрозами расправой.

Что же послужило причиной столь резкой перемены в поведении Миронова? По версии органов предварительного следствия, Миронов побежал к Шембергу, поскольку тот его окликнул.

Именно так об этом сказано в официальных документах: Между тем Шемберг и на предварительном следствии, и в судебном заседании категорически отрицал этот факт и показывал, что в тот момент на территории подстанции производились работы, и его самого отвлек от наблюдений за Мироновым какой-то неопределенный звук с территории подстанции.

Именно поэтому он не заметил начала движения к нему Миронову и увидел его бегущим на расстоянии примерно 10 метров от себя. Свидетели Стахурский и Магамедов пояснили, что в тот момент, когда они оттаскивали Миронова от автомобиля, по которому тот наносил удары ногами и кулаками, они слышали слова Шемберга, обращенные не к Миронову, а к ним, охранникам.

При этом Шемберг ругался на них, в том числе и нецензурными словами, обвиняя их в том, что они не способны задержать одного пьяного человека.

Даже наиболее лояльный к Миронову свидетель, друг его детства Петраков, и тот в суде при допросе 4 марта г. Об этом свидетель Петраков сказал так: По тому, как на этот окрик обернулся Миронов, я понял, что окрик предназначался ему. Эти показания Петракова я привел дословно и с уверенностью могут утверждать, что они не давали органам предварительного следствия оснований считать доказанным, что Миронов побежал к Шембергу именно на его окрик. Однако при повторном допросе в суде 30 мая Петраков стал категорически утверждать, что Миронова окликнул Шемберг, а после того, как Миронов обернулся в сторону Шемберга, последний оскорбил его нецензурными словами, и именно это оскорбление явилось поводом к тому, что Миронов сначала пошел, а затем побежал к Шембергу.

Изменения в показаниях свидетеля Петракова появились только после того, как были оглашены его показания, данные на допросе в процессе предварительного следствия 7 сентября т. Однако при допросе 7 октября т. На какую-либо нецензурную брань на этом допросе Петраков не ссылался.

На очной ставке с Шембергом 14 октября т. В этих показаниях вновь отсутствуют данные об оскорблении Миронова нецензурными словами. Объясняя причины этих противоречий, Петраков в судебном заседании 30 мая сослался на то, что окрик Шемберга для него был непонятным, но вслед за окриком последовала четкая и разборчивая нецензурная брань, хотя об этой особенности Петраков ранее не говорил.

При повторном допросе в тот же день, то есть 30 мая, Петраков сообщил сведения, о которых он ранее вообще не говорил: Для повторного допроса на 30 мая Петраков так же, как свидетели Стахурский и Замалдинов, был вызван по ходатайству стороны обвинения. При этом сторона защиты возражала против повторного допроса, поскольку перечисленные свидетели были подробно допрошены в судебном заседании еще в марте текущего года.

При обосновании ходатайства о повторном допросе этих лиц сторона обвинения ссылалась только на необходимость выяснения обстоятельств, связанных с приведением карабина в боевое состояние. Данное условие стороной обвинения было выполнено лишь при допросе свидетелей Стахурского и Замалдинова.

Во время допроса Петракова стали выясняться вопросы, на которые уже были получены ответы 4 марта г. Настойчивость, с которой представитель потерпевшей допрашивал Петракова, привела к тому, что допрашиваемый изменил свои данные ранее показания и дополнил их новыми подробностями.

Речь для суда пример

В один из моментов допроса Петраков испытал затруднение в формулировке окончательного вывода о том, к чему именно привела нецензурная брань Шемберга в адрес Миронова. На помощь Петракову пришел гособвинитель, который подсказал нужный ответ: Именно ради этого момента Петраков и был вызван для повторного допроса, а Стахурский и Замалдинов понадобились стороне обвинения в качестве ширмы для прикрытия своих истинных намерений.

Ответ на вопрос, в какой момент и кем именно карабин был приведен в состояние боевой готовности, получен судом еще 6 мая. Об этом сообщил суду Шемберг, что он привел карабин в боевое состояние практически сразу же после получения им оружия от Стахурского.

Оценивать показания свидетеля Петракова на допросе в суде от 30 мая достаточно сложно в силу их явной противоречивости. Тем более что Петраков не отказался от своих ранее данных показаний.

Удивительно, но факт! В ходе предварительного следствия был заявлен ряд исковых требований.

А ведь эти показания взаимно исключают друг друга! И оценить, какое из них истинное, а какое ложное, практически невозможно. С учетом всех обстоятельств, связанных с допросом Петракова от 30 мая и его личных отношений с Мироновым, другом с детских лет, я убежден в том, что Петраков, вопреки своему гражданскому долгу, дал частично неправдивые показания в интересах стороны обвинения.

Тем более что никто из свидетелей эти показания Петракова не подтвердил. Есть и другие важные факты, о которых рассказал Петраков и которые противоречат не только показаниям других свидетелей, но и объективным данным, установленным по делу.

К таким фактам относятся следующие: В обвинительном заключении его автор особым шрифтом выделил свою собственную оценку показаний Петракова и Стахурского. В этой части обвинительного заключения указывается следующее: Однако данная оценка является голословной, поскольку не подтверждается какими-либо доказательствами.

Одной лишь служебной зависимости для подобного вывода явно недостаточно. Петраков и Стахурский перед их допросами предупреждались об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, при этом нужно доказать, что их служебная зависимость от Шемберга и Шуваровой были для них более важной, чем возможность привлечения их к уголовной ответственности за лжесвидетельство по уголовному делу. Таких доказательств в деле нет и не было. Кроме того, 4 марта г.

С учетом перечисленных доводов считаю, что противоречивых показаний свидетеля Петракова недостаточно для вывода о том, что именно окрик Шемберга явился поводом для нападения на него Миронова. Ссылаясь на показания свидетеля Петракова, органы предварительного расследования одновременно с этим критически отнеслись к его показаниям, поскольку в постановлении о привлечении Шемберга в качестве обвиняемого от 16 ноября г.

При таких обстоятельствах указания в приговоре на то, что Шемберг своим поведением спровоцировал нападение на него Миронова, будет нарушением права Шемберга на защиту, поскольку это фактически выход суда за пределы предъявленного Шембергу обвинения, что является грубым нарушением закона. В судебном заседании возникал вопрос, как и с какой целью Шемберг оказался на внешней стороне забора, хотя, я уверен, данный вопрос не имеет принципиального значения для правильного решения дела; тем не менее ответ на данный вопрос в судебном заседании получен исчерпывающий.

По показаниям Шемберга, после того, как охранники оттащили Миронова от его машины, он через проем в воротах вышел наружу и остановился метрах в двух-трех от забора. С этого места ему было удобнее наблюдать за действиями Миронова. Кроме того, при таком положении у него была возможность избежать физического столкновения с Мироновым в том случае, если бы Миронов вновь попытался проникнуть на территорию подстанции через проем в разбитом стекле.

Похожие статьи

Мне представляется более важным ответить на вопрос не о том, как и почему Шемберг оказался на внешней стороне ограждения, а с какой целью Миронов устремился к Шембергу. По данным судебного следствия у меня сложилось впечатление о Миронове как о человеке, личное желание которого было законом для окружавших его людей.

Ничем другим невозможно объяснить его поведение во время событий 7 сентября. Шемберг ничего не был должен Миронову и не имел к нему никаких претензий. Напротив, это у Миронова были претензии к Шембергу, и, как установлено в суде, эти претензии были неправомерными и выполнению не подлежали.

Удивительно, но факт! Об этих доводах, возражениях необходимо помнить и умело вплетать их опровержение в логичную речь о том, почему исследованные доказательства подтверждают обстоятельства, на которые сторона ссылается, и почему доказательства противной стороны не обладают доказательственной силой, а ее правовое обоснование несостоятельно.

Каких-либо иных требований Миронов не предъявлял и не предлагал что-либо исправить. Наиболее важными фактами в деле Шемберга являются те, которые имели место на самом последнем этапе события и привели к гибели Миронова. Из тих документов, на которые я уже ссылался, усматривается, что после того, как Шемберг якобы окликнул Миронова, последний побежал к нему, а Шемберг, реализуя свой умысел на причинение смерти Миронову, произвел выстрел ему в грудь из служебного карабина.

Эта версия органов предварительного следствия не выдерживает никакой критики, поскольку она субъективна от начала и до конца, так как игнорирует те объективные обстоятельства, при которых происходили данные события.

Прежде всего, как я уже отмечал, достоверно не установлено, что тот окрик, который слышал Петраков, каким-то образом касался именно Миронова и что последний побежал в сторону Шемберга именно в связи с этим окриком. У меня есть другая версия того, почему и в связи с чем побежал Миронов в сторону Шемберга.

Эти выводы я делаю на основе тех доказательств, которые были получены в судебном разбирательстве. Миронов в течение минут принимал все меры к тому, чтобы добраться до Шемберга для того, чтобы, по меньшей мере, подвергнуть его избиению.

В тот момент, когда Миронов направлялся к своей машине, чтобы, по его словам, уехать домой, он действительно услышал голос Шемберга.

Речь подсудимого: образец. последнее слово подсудимого в уголовном процессе

Однако Шемберг обращался не к нему, а к своим подчиненным охранникам, ругая их за пассивное поведение и требуя задержать Миронова. Именно эти слова и его требование о задержании побудили Миронова развернуться и побежать в сторону Шемберга, который в тот момент был вполне доступным для Миронова, поскольку находился на внешней стороне подстанции и забор уже не являлся для Миронова препятствием.

Логика поведения Миронова привела меня к убеждению в том, что он хорошо продумал все свои действия, и ему удалось почти полностью их реализовать. Поняв, что Шемберга ему не достать, пока тот находится за забором, Миронов решил выманить его за внешнюю сторону забора, понимая, что он не будет равнодушно смотреть, как ломают его машину.

К этим действиям Миронова Шемберг действительно не остался равнодушным и крикнул ему: Миронов только этого и ждал.

Каких либо сведений о том, что жильцы дома желают переселения в их дом малолетнего ребенка , ни рождением, ни развитием которого они не интересовались с рождения и не видели ребенка, даже когда истица жила с ребенком, в дело не представлено и из актов не усматривается. Это все равно, что сделать вывод, что у меня есть все условия для воспитания , при отсутствии сведений о моем желании воспитывать его.

Из актов не усматривается ничего, кроме констатации наличия комнат в доме. Существенные моменты,а именно, каков двор дома, насколько дом удобен для проживания нескольких семей и возможно ли проживание в доме несколько семей, каково освещение в доме не отражены. Составленный бланк акта обследования жил. Выступление адвоката по гражданскому делу Нередко в судебном заседании неожиданно появляются новые доводы противной стороны, возражения против доказательственной силы представленных документов, показаний свидетеля или иных доказательств.

Как выступать в суде

Об этих доводах, возражениях необходимо помнить и умело вплетать их опровержение в логичную речь о том, почему исследованные доказательства подтверждают обстоятельства, на которые сторона ссылается, и почему доказательства противной стороны не обладают доказательственной силой, а ее правовое обоснование несостоятельно.

Выступление адвоката в суде иногда осложняется тем, что судья, используя свое полномочие задавать вопрос в любой момент выступления, прерывает адвоката на полуслове, задает вопросы об обстоятельствах, о которых адвокат пока не успел сказать, требует немедленно показать какой-то документ.

Внимание Из указанного заключения следует, что только в ходе обследования жилищно-бытовых условий вдруг выяснилось, что хочет своими глазами до сих пор видимо смотрела другими глазами увидеть своего малюсенького ребенка беспомощного ребенка.

В заключении не дано даже характеристики матери, с которой орган опеки имел беседу и непонятно на основании чего сделан вывод о возможности передать ребенка на воспитание , не зная поведение матери при совместной жизни с ребенком, здоровье и развитие ребенка, условия в которых ребенок содержится, в какой обстановке проживает и каковы приоритеты по сравнению с отцом ребенка, не зная, что ребенок не находился и не находится на грудном вскармливании благодаря матери, кто фактически занимался воспитанием и развитием ребенка с рождения.

Если Вы пытаетесь сами написать для себя речь, то, возможно, прочитав представленные ниже судебные выступления адвоката Марии Ярмуш по различным судебным спорам, выигранным в суде, Вы сможете понять главное в успешном завершении дела.

А главным являются две вещи: Если же Вы выбираете себе защитника в суде и перед тем, как сделать выбор изучаете практику адвоката и его квалификацию, то изучение речей адвоката наилучшим образом познакомит Вас с будущим поверенным и его отношением к своей профессиональной деятельности.

Адвокат может также представлять в гражданском деле интересы третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, на стороне истца или ответчика. В таком случае адвокат будет выступать после соответствующей стороны. В таком выступлении адвокат может указать на обстоятельства или нормы права, которые поддерживают позицию стороны, либо заявить о присоединении к сказанному соответствующей стороной.

Судебная речь в гражданском процессе

Третьему лицу с самостоятельными требованиями на предмет спора предоставляется слово в объяснениях после выступлений всех остальных лиц, участвующих в деле. Такое выступление адвоката-представителя третьего лица с самостоятельными требованиями строится так же, как и выступление истца, так как им обосновывается самостоятельное требование доверителя на предмет спора.

Прения сторон в гражданском процессе образец речи Прения сторон, это заключительная часть гражданского процесса, когда стороны — истец и ответчик, а также их представители излагают свои мнения по поводу исследованных в судебном заседании доказательств, свое отношение к иску, к позиции другой стороны по делу. На этой же стадии можно признать иск, или отказаться от исковых требований. Я слышал мнение, что выступление в прениях не очень то и нужно. Такая позиция основывается на том, что опытный судья уже, скорее всего, составил свое мнение о деле, по делу имеются доказательства с очевидностью подтверждающие ту или иную позицию.

Удивительно, но факт! Во время допроса Петракова стали выясняться вопросы, на которые уже были получены ответы 4 марта г.

Кроме того, уже имеется сам иск и возражения на него, и в этих документах и так с избытком изложены позиции сторон и отношения их к доказательствам. Кроме того и в ходе исследования доказательств стороны перед судом уже высказывают свое отношение к этим доказательствам. Прения сторон в гражданском процессе образец речи истца Нужно сделать логичные и психологические предпосылки для оглашения главной мысли оратора.

Логичность это одно из главных условий при провозглашении судебной речи. Логичность достигается правильным построением речи, четкой последовательностью изложения фактов и мыслей. Оппонент может воспользоваться несоблюдением логичности речи и поставить доказательства стороны под сомнение. Слова и предложения должны быть удобными для восприятия. При этом надо говорить так, чтобы эти слова и предложения не выпали из контекста доказательства.

Точность влияет на знание материалов дела, надлежащую подготовку стороны к делу. Таким образом, она придает словам уверенности при убеждении судьи. Но надо помнить, что суд принимает решение на основании доказательств, а не слов. Прения сторон в гражданском процессе образец речи ответчика Выступление адвоката по гражданскому делу на стадии объяснения сторон, исследования доказательств, прений сторон и стадии реплик.

Речь представителя стороны в объяснениях сторон и третьих лиц состоит в изложении позиции по делу и указании доказательств, подтверждающих позицию по делу. Истец в своем выступлении указывает, какое право нарушено или какие правоотношения оспариваются, то есть оглашает предмет своего иска. Кроме того, истец указывает фактическое и правовое основание иска, то есть сообщает суду обстоятельства, на которые он ссылается, а также нормы права, позволяющие ему требовать удовлетворения иска.

Между тем данная стадия судебного разбирательства предоставляет подсудимому еще одну возможность донести до суда свое мнение по всем без исключения вопросам уголовного дела.

Право подсудимого на произнесение последнего слова — один из способов реализации его права на защиту. Последнее слово подсудимого — его значение, что можно и нельзя говорить Здесь нужно еще раз отметить, что обвиняемый не может ограничиваться во времени в своем окончательном выступлении. В связи с тем, что последнее слово подсудимого в суде, образец которого нужно изучить очень внимательно, имеет важное значение для дела и достаточно часто влияет на вынесение приговора, УПК устанавливает гарантии во время его произнесения.

Дела о наркотиках Если человек употребляет запрещенные средства, то рано или поздно он будет привлечен к ответственности за их хранение и перевозку. В такой ситуации без помощи профессионального защитника не обойтись. Судебная речь в гражданском процессе В настоящее время брак между Истцом и Ответчиком не расторгнут, так как не смотря на всю сложность личных взаимоотношений, оба они предпринимают меры к сохранению супружества и на настоящий момент времени согласны с тем, что брак расторгать не следует — никто из них с таким заявлением не обратился.

Тем не менее, для рассмотрения настоящего иска особенности взаимоотношений в семье значения не имеют. В связи с определенными обстоятельствами между Истцом и Ответчиком возник спор о содержании совместных несовершеннолетних детей. Наиболее распространенные ошибки в заявлении: Порядок наследования имущества граждан В этом случае первоначально необходимо обратиться в полицию с заявлением о привлечением к уголовной ответственности и просьбой установить лицо совершившее преступление ч.

После того как органом дознания лицо будет установлено, заявление должно быть направлено сотрудниками полиции Мировому судье для принятия решения по существу. На практике выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Материалу проверки присваивается номер и он хранится в архиве органов дознания.



Читайте также:

  • Заявление о вступление в наследство из другого города
  • Государственная программа реструктуризация ипотеки
  • Какой штраф если увидят в форме сотрудника мвд
  • Как стать участником программы по социальной ипотеки